Зачем воскрешать мёртвых животных

Среди тихих августовских новостей как-то незаметно проскользнула находка в Верхоянском районе Якутии

Там в вечной мерзлоте обнаружен жеребенок ископаемой лошади; возраст – три месяца; давность – 30-40 тысяч лет. Что дальше может быть с этой находкой – подскажет история квагги, с которой, казалось бы, попрощались навсегда ровно 135 лет назад.

12 августа 1883 года умерла последняя в мире квагга – животное, похожее на зебру, но с бурой спиной и боками и с полосками только на передней части тела. Умерла она в зоопарке Амстердама Natura Artis Magistra (в переводе с латыни это означает «Природа – наставница искусства»), для краткости обычно именуемом Artis.

В дикой природе своей родной Южной Африки квагги к тому времени уже, скорее всего, были полностью истреблены. Фермеры-колонисты отстреливали квагг, как и других травоядных, чтобы не занимали пастбища и не лишали корма домашний скот; мясо квагги шло в пищу работникам, а шкуры выделывали и экспортировали в Европу или шили из них мешки для зерна.

В итоге от квагг в мире осталось несколько черепов и разрозненных костей, семь полных скелетов и двадцать три шкуры, некоторые на более-менее реалистичных чучелах. Как выглядела живая квагга, мы можем судить разве что по трем черно-белым фотографиям одной и той же особи, сделанным в Лондонском зоопарке в 1870-е, и рисункам натуралистов.

Квагга лишь строка в списке существ, причиной вымирания которых стал человек. В него входят: и маврикийские дронты, перебитые для пропитания и забавы европейскими матросами; и полностью истребленные фермерами Тасмании сумчатые волки; и морская норка, исчезнувшая из-за охотников за мехом; и каролинские попугаи, павшие жертвой моды на яркие перья на дамских шляпках; и многие другие. Человеку, убеждённому в том, что он поставлен над природой царем, до второй половины ХХ столетия довольно редко приходило в голову, что царство его, во-первых, очень уязвимо, во-вторых, исчерпаемо, и вечно брать не получится.

Фото: Frederick York/Wikipedia
 

О том, что власть – это не только возможность, но и ответственность, мы задумываемся иногда слишком поздно, когда исправить уже ничего нельзя.

История квагги была бы об этом и о том, как разрушительно наше воздействие на живой мир. Если бы не одно но. В 1984 году биологи из Калифорнийского университета в Беркли провели исследования сухой мышечной ткани и крови квагги, обнаруженных при реставрации четырёх чучел натуралистом из Южноафриканского музея Райнхольдом Рау. Учёным удалось извлечь из образцов ДНК квагги одну из первых, так называемых древних ДНК, принадлежащих вымершему животному. Исследования показали, что квагга на самом деле не отдельный вид, но подвид равнинной зебры. Предположения об их тесном родстве высказывались и раньше, но доказано это было впервые.

Собственно, именно идея воссоздать кваггу и заставила Райнхольда Рау отправить образцы тканей в университет Беркли. Шёл он к воплощению этого проекта долго и упорно, заручаясь поддержкой коллег и собирая данные.

Рау было прекрасно известно, что равнинные зебры, обитающие в Национальном парке Этоша в Намибии, в Национальном парке Крюгера, а также в парках Свазиленда, очень разнообразны с точки зрения окраса, и подобрать животных, максимально похожих на кваггу, вполне возможно. В 1975 году Рау удалось наладить связи с руководством парков. Предложение его, как и следовало ожидать, встретили без восторга, поскольку большая часть англоязычной научной литературы описывала кваггу и равнинную зебру как разные виды.

Райнхольд Рау, однако, не сдавался.

К марту 1987-го из почти двух с половиной тысяч зебр Национального парка Этоша были отобраны девять, которых перевезли на специально созданную ферму возле Робертсона в Южной Африке. Первый жеребёнок появился на свет 9 декабря 1988 года. В 1997 году начался отсчет второго поколения.

Мир на глазах становился иным, с карты пропадали государства и появлялись новые, менялась Южно-Африканская Республика, но «Проект квагга» продолжал работать. В 2004-м зебр было уже восемьдесят три, а центров разведения – одиннадцать. В феврале 2006 года не стало Райнхольда Рау, но, как принято было говорить в прежние годы, дело его живет. 22 марта 2018 года официальная страница «Проекта квагга» в Фейсбуке (учёные идут в ногу со временем) вывесила видео с новорожденным жеребёнком, пока самым младшим из четвёртого поколения воссозданных квагг.

Подобные проекты всё чаще становятся предметом обсуждения ученых. Воскрешение вымерших видов – по-английски эта область исследований называется ёмким термином de-extinction («де-вымирание»), или вовсе ressurectional biology («биология воскрешения») – путём клонирования или селекции из чистой фантастики понемногу превращается в научную проблему. У неё, безусловно, есть и этический, и экологический аспекты – противники «биологии воскрешения» говорят о том, что этичнее было бы направить усилия и средства на сохранение тех редких видов, что ещё существуют в природе. Обсуждать это, безусловно, нужно: биоэтика – наша новая реальность, и «царю природы» так или иначе предстоит пересматривать и свой статус, и свои обязанности.

Как бы то ни было, наука готова предлагать инструменты и варианты решения. Существуют проекты по восстановлению первобытного тура, постоянно идут разговоры о возможности клонирования шерстистого мамонта. В 2003 году был успешно клонирован вымерший пиренейский козерог; правда, детеныш прожил всего несколько секунд из-за врожденного дефекта легких.

Квагга пока единственный вид, который человек, истребив, сам попытался вернуть в мир, и воссоздана она с помощью тщательной селекции. И, разумеется, квагга Рау, как её называют сейчас, генетически отличается от квагг, последняя из которых умерла сто тридцать пять лет назад в зоопарке Амстердама.

Да, это не фантастическая история о воссозданном из образца ДНК живом существе. Не «Парк Юрского периода». Хотя кто знает, может быть, мы ещё увидим фильм о Райнхольде Рау: его упорство, его вера в свою работу, его девять зебр, выбранные из двух с половиной тысяч, да на фоне исторических и политических катаклизмов – чем не (как это называется у нынешних коучей) «мотивационная история», вдохновляющая без кавычек и вполне оскароносная в перспективе?

Зоопарк Амстердама, в котором сто тридцать пять лет назад умерла последняя квагга, отловленная в дикой природе, напомню, называется Natura Artis Magistra («Природа – наставница искусства»). История квагги Рау – это история о том, как искусство (или наука, у латинского ars есть и такое значение), получив наставление у природы, оказывается способно возместить своей наставнице потери, нанесенные человеком по хищничеству и неразумию. И, прежде всего, о том, что человек при всем своем хищничестве и неразумии может применить во благо свои силы и знания и попытаться хоть как-то исправить свои ошибки.

В конце концов, Генри и Никола, четвёртое поколение животных, выведенных проектом Рау, куда больше похожи на живых квагг, чем любое чучело, даже самой прекрасной сохранности.

ИСТОЧНИК: https://vz.ru/opinions/2018/8/12/936705.html