Следственный комитет России могут ликвидировать

Российские власти рассматривают вопрос о ликвидации Следственного комитета в рамках реструктуризации следственных органов

Владимир Путин рассмотрит предложения по реорганизации структуры российского следствия. Предполагается разделение функций Следственного комитета между Генпрокуратурой и МВД.

Согласно данным ПАСМИ, на стол главы Администрации президента Антона Вайно лег проект предложений главы следственного департамента Министерства внутренних дел Александра Романова о реструктуризации следственных органов. Согласно предложениям автора, Генеральной прокуратуре отойдут дела с особо тяжким составом преступления. Тяжкие, средней и небольшой тяжести закрепят за МВД. Журналисты ПАСМИ пообщались с экспертами и получили различные мнения о необходимости реформ.

Критика надзорного ведомства

МВД не одиноко в своих заявках на реформирование следствия. Так, 26 апреля этого годагенеральный прокурор Юрий Чайка в ходе выступления в Совете Федерации раскритиковал работу следователей. Он сообщил, что за последние два с половиной года сотрудники Следственного комитета, следственного департамента МВД и следственного управления ФСБнезаконно возбудили 6,7 тыс. уголовных дел, в рамках расследования которых следствие просило суд арестовать фигурантов. «Никто перед ними (неправомерно арестованными) не извинился, никто не понес ответственности за это», — заявил глава Генпрокуратуры. Он также отметил, что суд при рассмотрении ходатайства следствия об аресте выслушивает мнение прокурора и следователя, но в большинстве случаев поддерживает только последнего.

А в середине марта в ходе итоговой коллегии глава Генпрокуратуры отметил, что треть уголовных дел расследуется слишком долго, а число сидящих под стражей более года выросло на 70%.

Слухи о реорганизации СКР

Нынешняя структура следственных органов сложилась семь лет назад, когда из Генпрокуратуры был выделен Следственный комитет России. Сегодня следственные функции распределены между тремя ведомствами: Следственным комитетом России, следственным департаментом МВД и главным следственным управлением ФСБ. Кроме того, существуют также органы дознания в составе полиции, пограничной службы ФСБ, Федеральной службы судебных приставов. При этом СКР практически полностью унаследовал прежнюю подследственностьГенеральной прокуратуры.

С тех пор информация о ликвидации Следственного комитета или его возвращении в состав Генпрокуратуры возникает с завидной регулярностью. Одновременно также муссируются слухи о ликвидации следственных подразделений МВД и распределении их функций между СКР и отделами дознания полиции. Так, в 2014 году в средствах массовой информации поднимался вопрос, что следственные органы могут быть объединены указом президента, и новая объединенная структура следствия начнет работать с 2017 года. Однако осенью 2015 года глава Следственного комитета Александр Бастрыкин объявил о заморозке проекта объединения.

«Пока эта тема заморожена, и я решил, что пока я нахожусь в этом качестве (председателя Следственного комитета), я поднимать ее не буду… Были встречи, дискуссии и разговоры. Послушав мнение МВД, я подумал, что мне это не надо», — заявил тогда Бастрыкин журналистам.

Независимость или вседозволенность

В дискуссии, которая ведется вокруг Следственного комитета, можно выделить две точки зрения. Одна из них исходит из того, что создание СКР позволило разделить функции надзора и следствия и сделало процесс предварительного следствия более объективным и независимым. Сторонники создания СК исходят из того, что органы прокуратуры теперь не могу произвольно возбуждать уголовные дела, а в свою очередь следователи не смогутпроизвольно передавать дела в суд без одобрения прокурорских работников. В свою очередь противники полагают, что в результате слишком много полномочий оказалось сконцентрировано в руках следственных органов, а возможности прокуратуры влиять на стадии предварительного следствия минимальны, что приводит к избыточной концентрации полномочий в руках следственных органов и как следствие, множеству злоупотреблений.

Эксперты разошлись в оценках реформы следственных органов

Так председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов заявил, что не считает возможной такую масштабную реорганизацию в ближайшем будущем. По его словам, речь может идти только о частичном возвращении следственных функций Генеральной прокуратуре.

Кабанов отметил, что в слиянии следственных органов СКР и МВД определенные плюсы есть, но они нивелируются возможными экономическими рисками, в частности, ростом затрат. При этом существующая система нуждается в диверсификации полномочий в целях уменьшения коррупционных рисков. По словам эксперта, «в случае построения жесткой системы контроля должна быть некая независимая структура», которая сможет контролировать следствие. Кабанов сказал, что главной проблемой существующей системы является то, что«сотрудники СК находятся в скрытом конфликте интересов, потому что возбуждать в их отношении уголовные дела может только СК». Наиболее оптимальным вариантом развития ситуации он назвал возврат части следственных функций Генпрокуратуре в части контроля за сотрудниками органов следствия и ведения в их отношении следственных действий.
Адвокат Алексей Михальчик отметил, что большого смысла менять действующую систему не видит. При этом есть необходимость усилить функции прокуратуры, потому что «в данный момент прокуратура утратила контроль над органами предварительного расследования». По словам адвоката, в результате практически нет «возможности прекратить производство по незаконно возбужденному уголовному дела. Михальчик отметил, что это «позволяет тому же следствию несмотря на позицию прокуратуры годами вести расследование по заказным делам».
Бывший помощник руководителя Администрации президента Евгений Михайлов отметил, что и в бывшем и в действующем форматах системы следственных органов есть свои плюсы и минусы. Плюсы, по словам эксперта, заключаются в том, что «два ведомства друг друга уравновешивают, находятся в определенном противостоянии». Но, с другой стороны,«эффективность Генпрокуратуры раньше была выше, поскольку была одна структура», поэтому организационные вопросы решались проще. Михайлов так же отметил, что«противостояние не всегда полезно в делах правоохранителей». Эксперт сказал, что при нормальной работающей судебной системе такое разделение вряд ли оправдано. Сегодня же основная проблема, по мнению бывшего чиновника, заключается в функционировании судебной системы. «Когда суды независимы и квалифицированы, то никакой проблемы в том, чтобы была единая генпрокуратура со следствием, я не вижу», — отметил эксперт.

Бывший сотрудник правоохранительных органов, а ныне специалист по GR Сергей Жирковсказал, что создание Следственного комитета и отделение следствия от прокуратуры было«позитивным шагом», потому как позволило «диверсифицировать функции прокурорского надзора и следствия» и привело «к большей независимости следствия, а в целом разделению полномочий внутри правоохранительной системы». По словам эксперта, сегодня нужно также «отделить следственный департамент МВД, либо, как минимум, придать ему автономный статус, потому что начальники следственных отделов МВД фактически подчиняются руководству полиции». Кроме того, необходимо также дальнейшее усиление прозрачности правоохранительных органов и развитие независимой судебной системы.

ИСТОЧНИК: https://pasmi.ru/archive/196996/