Нас ждет деградация политической рекламы

12 августа стартует предвыборная агитация в СМИ
О том, как изменились агитационные кампании за последние годы, как кампания будет проходить сейчас и как повлияет на избирателя, «Актуальные комментарии» спросили политолога Андрея Максимова.

— Какова главная особенность агитационной капании предстоящих выборов? 

— Продолжает действовать запрет на использование изображений других людей кроме кандидатов. Если три-четыре года назад значительную часть публикаций в СМИ составляли благодарственные обращения в поддержку кандидатов с портретами лидеров общественного мнения и тех людей, которые получили поддержку, сейчас это невозможно в связи с запретом использовать изображения. И это — главное отличие. 

Кампания становится менее выразительна визуально, менее интересна избирателю, соответственно, снижается явка и мотивация для голосования. 

Особенно это касается партии власти. У «Единой России», как партии действующей и управляющей, гораздо больше возможностей делать что-то полезное и значимое для жителей. Соответственно, партия могла бы показывать гораздо большую поддержку населения — у них много сделано и есть основания для того, чтобы не только ругать, но и хвалить. 

Однако открытых сторонников партии теперь нельзя показывать. Получаются голословные кандидаты ЕР против таких же голословных кандидатов оппозиции. Соответственно, оппозиция получает аргумент говорить, что мы не видели ни одного человека, который поддержал бы «Единую Россию». Эту мантру оппозиция повторяет последние два года. Именно потому, что таких людей запрещено использовать и в АПМ, и в СМИ.

Доходит до смешного: для того, чтобы агитировать людей пожилого возраста, регистрируют бабушку в качестве кандидата, а потом основной кандидат появляется вместе с ней на всех плакатах и призывает людей пожилого возраста поддержать его. Или появляется бабушка на плакатах: держит за руку основного кандидата, смотрит на него благодарными глазами и призывает его поддержать. При этом она тоже является кандидатом. Он ее зарегистрировал, чтобы появиться вместе с ней на плакате. 

— Стали ли АПМ ярче, используются ли новые технологии? 

— Сейчас начинают отказываться от наружной рекламы. Она требует значительных средств, а потому все меньше применяется. Все из-за того, что спадает интенсивность конкуренции. Высококачественные АПМ нужны в том случае, если идет серьезная конкуренция, и агитационные материалы на что-то могут повлиять. Когда большая часть кампании является имитационной, говорить о конкуренции не приходится. И качественные АПМ не нужны. Качество падает, потому что никто не платит хорошим райтерам, которые могут «глаголом жечь сердца людей» и могут предоставлять качественный эмоциональный и интеллектуальный контент. Падает заказ на дизайнеров, которые могли бы создавать яркие образы. Никому не нужны режиссеры и сценаристы, способные создать профессиональные предвыборные ролик. Их заменяют селфи и съемки на смартфон. Нас в этом смысле ждет деградация. 

— Если говорить о региональных кампаниях, готовы ли региональные СМИ к этой избирательной кампании, есть ли у кандидатов доступ на ТВ и к печатным медиа? 

— Равный доступ регламентирован только для государственных и муниципальных СМИ, то есть тех СМИ, которые имеют финансирование со стороны государства либо муниципалитетов. Все остальные либо на коммерческой основе предоставляют свои площади и эфирное время, либо могут вообще отказаться от трансляции и материалов. Коммерческие структуры никаким образом не регламентированы. В этом плане есть определенная сложность для людей, которые не имеют представления, как вести избирательную кампанию, не знают, как достучаться до избирателя, они не могут использовать нужные инструменты. 

— Какой главный медийный инструмент в нынешней избирательной кампании? 

— Интернет и социальные сети. Это ключевой инструмент, который воздействует на большую часть населения, особенно в крупных городах. Однако сейчас качество использования социальных сетей снижается. Видимо, и на это нет бюджетов. Можно однозначно сказать — как во властных структурах, так и у оппозиции агитационная кампания менее качественная, чем 2-3 года назад. 

В любом случае кампания в СМИ — лишь один из инструментов воздействия на избирателей. Уровень использования СМИ у нас пока достаточно низкий. Кроме того, эти СМИ надо будет еще донести до избирателя.  

Коммунисты каждый раз делают красивые партийные газеты, но не доносят их до избирателей, газеты буквально теряются по дороге. У КПРФ — абсолютно неэффективные сети, они плохо работают. Пожилой актив, маломобилен. 

Такие же проблемы и у «Яблока». Они делают яркие и красивые АПМ, но не могут их распространить — ни развесить, ни раздать, ни создать эффективную систему работы с избирателями. Я вывожу за скобки идеологию и говорю только о технологиях. Ставка на энтузиастов приводит к тому, что люди работают, когда им хочется. А хочется им не каждый день. И эти АПМ-ы оказываются бесполезны, лежат стопками где-нибудь в прихожей активиста.

В то же время «Единая Россия» имеет достаточно хорошую полевую структуру, но не всегда может эффективно работать со смыслами. Иногда доносится то, что совсем не нужно. Есть правила, как должны вести себя кандидаты от власти и оппозиционные кандидаты. Опять же, оппозиционные левые и оппозиционные правые имеют совершенно различную систему ориентиров и самопозиционирования. «Добро» и «зло» для них звучит по-разному. Когда «правые» разговаривают как «левые», а «левые» — как «правые», — это дезориентирует избирателя. Избиратель не может понять, кто этот самый кандидат, который предлагает за себя проголосовать. У «Единой России» часто возникают проблемы с попыткой применить идеологемы и методики работы оппозиции. Просто потому, что кому-то из руководителей это показалось эффективным и интересным.

— Могли бы назвать яркую позитивную и негативную кампанию? 

— Если брать локальные муниципальные кампании, то по «позитиву-негативу» можно назвать выборы мэра Екатеринбурга, когда Ройзман выиграл у Силина и Буркова. Он вел эффективную и интересную кампанию, хорошо использовал мировой опыт. А Силин был не очень креативен, делал стандартные ходы. Основным соперником он себе назначил Буркова, а Ройзмана оценивал только как технического кандидата. Ошибка социологов. Кампания была электоральной и достаточно эффектной. Здесь важно не только то, что Ройзман выиграл, но и то, что Силин проиграл за счет стандартных ходов и очень примитивной контркампании. 

Достаточно интересной была прошлогодняя кампания выборов мэра Рыбинска. На федеральных выборах соперничество и интрига были только в 25-30 округах в Госдуму. В остальных конкуренция оказалась минимальной. 

По нынешней кампании пока сложно сказать что-то определённое. В основном на уровне губернаторов реализуются «договорные» сценарии. Опасным соперникам просто не удается преодолеть муниципальный фильтр. Это в целом ведет к снижению явки, усилению административного нажима и сомнению жителей в легитимности избрания потенциальных победителей. Все-таки 25 лет относительно свободных выборов несколько изменили психологию общества. Люди в массе своей разумны и не любят, когда их лишают возможности думать самостоятельно и принимать решения, пусть даже ошибочные.

— Насколько агитация в СМИ важна для избирательной кампании? 

— Агитация в СМИ важна в том случае, если СМИ предоставляют большие объемы, разрешают публиковать фотографии без ограничений. А когда ты можешь публиковать только фото кандидатов и громадные или крошечные куски текстов то это выглядит удручающе. Это на самом деле, работа технологов: они предоставляют материалы и дают ответсекам редакций верстку. Но закон определяет объемы рекламы. Если объемы для публикаций 20 квадратных сантиметров, то эффективную кампанию просто невозможно провести. 

— Будут ли использованы новые ходы? Или слишком слабая конкуренция? 

— Пока я не вижу конкуренции. Оппозиция слишком слаба и далека от креатива. То, что они демонстрировали на прошлогодних выборах в Госдуму показывает полную утрату пассионарности лидерами парламентской оппозиции. 

У них нет альтернативной картины развития страны и они не готовы к серьезной борьбе, даже просто к системной работе на выборах. Смена поколений политических лидеров, возможно, возродит политическую конкуренцию. А пока она очень слабенькая. Непарламентская оппозиция маргинализирована и непонятна людям. Сломать систему управления страной — не самая желанная цель для большинства избирателей. Их беспокоят другие проблемы. 

Главная задача для политиков в Москве — это независимое прохождение муниципального фильтра на выборах мэра города в сентябре будущего года. Под это и выдвигаются политические активисты. Учитывая масштабы Москвы, задача очень серьезная. Претендовать на это в принципе могли бы КПРФ и «Яблоко». Но обе партии ничего для этого не делают. Есть такое понятие как «инерция» в избирательной кампании. Если ты не набрал электоральной динамики на старте, то на выходе ничего не добьёшься. Сейчас уже должно все работать, чтобы был результат 10 сентября. Если сейчас ты «не шевелишься», до 10 сентября ты уже не сможешь разогнаться до того уровня, когда избиратели тебя заметят, даже если ты начнешь «быстро бежать» в последнюю минуту. Поэтому трудно представить, какие есть шансы по прохождению муниципального фильтра у КПРФ и «Яблока» по Москве. На мой взгляд, нет особых шансов. Они потеряли время.

— Вы сказали, что Интернет — одних из мощных инструментов. Интернет останется оппозиционным или власти удастся провести кампанию в соцсетях? 

— Все могут работать в Интернете. Но ставка на непрофессионализм делает эту работу неэффективной. Есть высококлассные специалисты, которые могут взорвать Интернет и провести высококлассную кампанию. Но, по всей видимости, их не приглашают. Именно поэтому в Интернете вялая, нудная кампания со стороны оппозиции. Примерно такой же нудный рассказ о том, как кандидаты ходят и встречаются с людьми, мы видим со стороны власти. Кампания получилась без режиссуры. 

С другой стороны, яркая режиссура и акции нужны прежде всего оппозиции. Когда оппозиция ведет себя также скучно как и власть, она точно также способствует снижению явки на выборах. Но при низкой явке оппозиция, как правило, не выигрывает. Шанс есть только в том случае, если у нее много денег, чтобы купить избирателя. Но у оппозиции последнее время с деньгами не очень хорошо. Так что перемены маловероятны. l
ИСТОЧНИК: http://actualcomment.ru/nas-zhdet-degradatsiya-politicheskoy-reklamy-1708110923.html